Реклама
Letyshops
Личный кабинет
Смотри также
Фролов Виктор Геннадьевич Аспор Баздырев Сергей Николаевич Бронтвейн Анатолий Тимофеевич Григор Олег эдуардович Димоев Валерий Алексеевич Доморацкий Владислав Георгиевич Казанский гипронииавиапром Клиника мулдашева Корольков Евгений Александрович Лавричев Олег Вениаминович Маркотенко Валерий Леонтьевич Мешков Олег вадимович Нефетиди Георгий олегович Олейников Андрей Александрович Барнаул Резчиков Вячеслав Александрович Савостенок Татьяна Эдуардовна Сафин Мурад Дильшатович Тарусин Дмитрий игоревич Темиров Аслан Хизирович Тулеев Аман Гумирович Ахатов Искандар Шаукатович Мазунов Виктор Александрович Алсынбаев Махамат Махаматуллович Басыров Ришат Миниахметович Пучнин Николай Борисович Бредихин Виктор Васильевич Презенцов Евгений Михайлович Германов Максим Германович Лесунов Валерий Павлович Евдокимов Анатолий Николаевич Хайруллин Султан Губайдуллович Соколов Алексей Игоревич Дегтярев Евгений Николаевич Патюков Михаил Гаврилович Брюхов Владимир Юрьевич Айдагулов Шамиль Флюрович Хадыев Радмир Гафарович Хусаинов Ринат Акрамович Муратова Лилия Рифкатовна Рой Михаил Иванович Сералидзе Валерий Львович Валерий Львович Фаткуллин Айрат Шаукатович Ахмадеев Ирик Мавзютов Рифкат Барыевич Семенов Михаил Александрович Никитин Кирилл Михайлович Никитина Наталья Владимировна Гамзатов Замир Мусаевич Шараподинов А. Г. Карачаев Нурадил Даидович
Статьи наших участников

Наши участники

СТАТЬ УЧАСТНИКОМ
Страница отображена в тестовом режиме, находится на согласовании.
Всего просмотров: 5282, сегодня: 3
МОСКОВСКИЙ ТЕАТР ЛЕНКОМ

Регион: Москва
Город: Москва
Сайт организации: www.lenkom.ru

Краткое наименование организации
МОСКОВСКИЙ ТЕАТР ЛЕНКОМ

Сфера деятельности
Культура. Искусство

Достижения организации/история
Малая Дмитровка, дом 6. Сегодня это место знают все - и москвичи, и приезжие и завзятые театралы, и те, кто ходит на спектакли от силы раз или два в год. Здесь помещается «Ленком» (это обиходное сокращение бытовало и тогда когда он официально именовался Московским театром имени Ленинского комсомола, а с десяток лет назад обрело права полноправного гражданства), театр, который нельзя обойти стороной, театр актеров-звезд и суперзвезд, выдающихся режиссеров и драматургов, театр поразительной творческой молодости, новаторства, смелых экспериментов, долголетия и постоянства своего зрительского успеха.
До революции в этом здании, построенном в 1907 году архитектором Ивановым-Шицем в новомодном стиле «модерн», помещался Купеческий клуб. Здесь игрались музыкальные и драматические спектакли, давались музыкально-вокальные дивертисменты, здесь бывали прославленные деятели культуры, представители аристократических фамилий, известнейшие промышленники, меценаты. После революции здание экспроприировали под «дом анархии», годом позже, в 1918-м, анархистов не без боя выгнали, а в стенах дома обосновался коммунистический университет имени Я.М.Свердлова, где в 1920-м проходил III съезд Российского коммунистического союза молодежи, на котором выступал В.И. Ленин. Так что еще до своего рождения будущий театр имени Ленинского комсомола, ныне «Ленком», уже в самих своих подмостках и стенах нес память о молодом энтузиазме строителей нового общества. Но в тех же подмостках и стенах жила память о высокой традиции русского искусства.
«Этот дом - часть моей жизни, и этот модерн начала века, считавшийся когда-то купеческим моветоном, вот уже много лет воздействует на меня завораживающе» (М.А. Захаров).
Ни от одного из своих генетических корней театр ни в какие годы не отказывался, даже в те, когда и комсомол, и Ленин категорически вышли из моды.
«Ленком», отметивший в 2002 году 75-летие, ведет свою родословную от ТРАМа (Театра рабочей молодежи), созданного в 1927 году по инициативе Московского Комсомола. Характерно, что даже в первые годы, когда идеологи ТРАМа провозглашали в пролеткультовском духе свое кредо: «ТРАМ не театр, трамовец не актер, а взволнованный докладчик, агитатор, спорщик», его молодые творцы не «выбрасывали с корабля современности» опыт театра классического. Именно тогда литературной частью театра заведовал Михаил Булгаков (и даже как режиссер поставил пьесу Ф. Кнорре «Тревога»), музыкальной - Исаак Дунаевский, танцы ставила Наталия Глан, биомеханике учила молодых трамовцев дочь В.Э. Мейерхольда Ирина Хольд, актерскому мастерству - мхатовские корифеи Николай Баталов, Николай Хмелев, Алексей Грибов, Виктор Станицын, Илья Судаков, сценографию делали Евгений Кибрик, Юрий Пименов, Кукрыниксы. А спустя несколько лет на сцене ТРАМа появилась и классика, русская и советская: пьесы А. Островского, М. Горького, инсценировки А. Пушкина и Н. Островского.
Поначалу трамовцы гордились тем, что днем они полную смену работают на предприятиях, вечером - играют на сцене. Однако идея «Ермоловой, днем работающей у токарного станка», популярная в какие-то и послетрамовские времена, жизненности своей не подтвердила: очень скоро ТРАМ стал театром всецело профессиональным, воспитавшем плеяду хороших актеров (П. Шпригнфельд, 3. Щенникова, В. Соловьев, В. Всеволодов, А. Пелевин) и одного великолепного: именно здесь началась звездная слава Николая Крючкова, любимого киногероя 1930-1960-х годов.
Название Московский театр имени Ленинского комсомола на здании по Малой Дмитровке, дом 6, появилось 20 февраля 1938 года. В этом году театр возглавил Иван Берсенев, пришедший из незадолго до того разогнанного МХАТа-2, приведя за собой блистательную команду актеров мхатовской школы - Софью Гиацинтову, Серафиму Бирман, Ростислава Плятта.
При Берсеневе театр обрел новое дыхание, заслуженно и прочно занял место в ряду лучших сценических коллективов страны. Немало поспособствовала тому твердая рука Берсенева-руководителя, его умение сплотить и вести за собой труппу, уверенная свобода его режиссерского почерка, актерский талант. Зрители старшего поколения как о самых дорогих своих театральных встречах вспоминают о ролях Берсенева - адвокате Гельмере в «Норе» Ибсена, Феде Протасове в «Живом трупе» Толстого, романтическом Сирано де Бержераке в пьесе Ростана.
«Парень из нашего города» Симонова, поставленный Берсеневым за два месяца до начала Великой Отечественной войны, уже жил ее предощущением. Герой пьесы Сергей Луконин, как и иные парни этого поколения, знал, что войны не миновать и что его место - на передовом рубеже. Константин Симонов еще не был тогда знаменитым и прославленным, он только начинал в театральной драматургии. Повезло и ему, и театру: театр нашел своего драматурга, драматург свой театр - их пути еще не раз пересекутся.
В следующей постановке театра по пьесе Симонова «Так и будет» (1944) играла Валентина Серова, любимица публики, обаянию которой дополнительный блеск придавало и то, что она - жена Симонова и это ей он посвятил стихи, которые в войну были у всех на устах, - «Жди меня, и я вернусь...». Что же до «Парня из нашего города», то эта пьеса дважды в разные годы возобновлялась на ленкомовской сцене - в последний раз в 1977 году в постановке Захарова и Юрия Махаева. Как видно, было в этой пьесе нечто выходящее за пределы злободневного пафоса предвоенной поры, необходимое и поколению, к счастью, войны не заставшему...
Берсенев ушел из жизни в 1951 году, в расцвете сил и таланта. Театр на долгие годы остался без руководителя. То есть руководители, конечно, были, приходили и уходили, но памятного следа и этапных спектаклей не оставили...
Новая жизнь театра и новый его взлет начались в 1963 году с приходом Анатолия Эфроса. Продолжался этот взлет недолго, всего три с небольшим года: очень скоро театру подрубили крылья, отстранив Эфроса от должности главного режиссера «как не обеспечившего правильного направления в формировании репертуара» (формулировка из приказа № 50 Управления культуры Исполкома Моссовета от 7 марта 1967 года). Идеологическим надзирателям за искусством показались слишком смелыми его творческие, а главное, нравственные поиски. Режиссер не поучал зрителя, не читал ему назидательных проповедей. Вместе с актерами он просто как бы предлагал ему заглянуть в собственную душу, задуматься, все ли благополучно в ней, а получалось: все ли благополучно в обществе, где на вид все так благополучно? Зритель приглашался художником к со-участию, со-размышлению, со-творчеству. Таковы были спектакли по пьесам «В день свадьбы» Виктора Розова, «Мой бедный Марат» Алексея Арбузова, «104 страницы про любовь» и «Снимается кино» Эдварда Радзинского, по «Мольеру» Михаила Булгакова и «Чайке» Антона Чехова. Режиссер кардинально обновил репертуар театра, сделал его созвучным времени, полным неуспокоенности, живого нерва той самой жизни, которой зритель жил и вне театральных стен.
Вместе с собой Эфрос привел команду влюбленных в него актеров - Ольгу Яковлеву, Анну Дмитриеву, Александра Збруева, Валентина Гафта, Льва Круглого, Всеволода Ларионова, Льва Дурова, Александра Ширвиндта, Михаила Державина, сохранив при этом ленкомовских «стариков» - Гиацинтову, Вовси, Пелевина, Соловьева, более того, окружив их особым вниманием, уважением, любовью.
Уход Эфроса, вслед за которым ушли и многие из его актеров, тяжко отразился на театре, потерявшем одновременно ту самую часть своей аудитории, которая и питала его поиски встречным током своей любви, неравнодушного интереса, духовного сотворчества. С каждым годом ситуация в Театре Ленинского комсомола становилась все более безотрадной - так продолжалось шесть лет. И лишь в 1973-м, когда директорское кресло занял Рафик Экимян, коллектив почувствовал близость готовящихся перемен. Они обозначились уже в спектакле, явно далеком от совершенства, но захватывавшем зрителей своей энергией, азартом и сценическим буйством, - в «Автограде XXI», написанном (совместно с Юрием Визбором) и поставленном молодым Марком Захаровым, уже доказавшим свой режиссерский талант в постановках Студенческого театра МГУ, в театрах Сатиры и имени Маяковского (где еще совсем недавно директором был Р. Экимян, вместе с Захаровым переживавший все перипетии чуть было не запрещенного «Разгрома» Фадеева). Свой следующий спектакль на той же сцене Марк Захаров уже ставил как главный режиссер театра (секретарь Московского горкома КПСС тов. Гришин все же утвердил его в этом качестве, хоть и припомнил идейные ошибки, допущенные в прежние годы). Спектаклем этим был «Тиль» по книге Шарля де Костера «Легенда о Тиле».
По словам Марка Анатольевича Захарова, было бы преувеличением считать, что спектакль «Тиль» в 1974 году был чем-то из ряда вон выходящим, вехой в мировой истории. Но получилось долгожданное, красочное и весьма заразительное зрелище. Комедийное представление с элементами подлинной драмы и подлинной сатиры.
"Продуктивная работа над нашим новым героем началась с того исторического момента, когда я повел себя необыкновенно беспощадно по отношению к главному претенденту на роль создателя сценической версии. В суровой, безапелляционной форме я, срываясь на грубость, высказал ему все свои претензии и подверг нелицеприятному анализу его драматическое достоинство и мнимые заслуги. Речь шла обо мне. Я высказал себе все, что я о себе думаю, и, торжествуя победу над собственными амбициями, помчался к моему другу и единомышленнику Григорию Горину, приготовив по дороге завлекательные речи, которые писатель так и не сумел выслушать до конца. Он просто заправил пишущую машинку чистым листом бумаги и, не дослушав меня, отстучал текст: «Григорий Горин. “Страсти по Тилю”. Шутовская комедия в 2 частях».
«Страсти» потом пришлось по требованию цензуры из названия убрать и бережно перенести в души и сердца главных исполнителей. Никто от этого особенно не пострадал, короткое «Тиль» тоже звучало неплохо" (М.А. Захаров).
Можно посчитать это случайностью, можно - закономерной удачей, можно - просто отчаянным лотерейным выигрышем, что пьесу по этой книге написал Григорий Горин, чье последующее сотрудничество с Захаровым и его коллективом не только дало многие прекрасные спектакли и фильмы, но, в главном, определило лицо «Ленкома». Сочетание веселой дерзости и печали, насмешки и серьезности, шутовства и трагедийности, злободневности и вневременной глубины - все это придавало зрелищу какую-то особую жизненную энергию, контактность с залом. Никаких особых откровений в тексте пьесы не было. Речь просто шла о том, что не время делает людей, а люди - время, что в человеческих силах не сдаться, не принять черное за белое, не потерять способность смеяться, а значит - жить.
Это был поразительно музыкальный спектакль. Музыка Геннадия Гладкова наполняла и заряжала его энергией, не оставляла пустот и пауз, гнала вперед драматургию. Николай Караченцов в главной роли - это было открытие! Казалось, невозможно быть весь спектакль на сцене, петь, танцевать, выдерживать этот взрывчатый, неостановимый ритм, дерзить и смеяться, заражать зрителя своей любовью, отчаянием, надеждой, верой. Это был какой-то неожиданно новый актерский сплав, как бы заявка на будущие спектакли театра, еще более дерзкие по жанру, по стилистике, по сочетанию несочетаемого - великого множества искрометных аттракционов, приведенных к точному смысловому и эмоциональному единству. Спектакли поэтические, метафорические, фантасмагорические.
Главную женскую роль - «Неле и всех женщин Тиля» - сыграла Инна Чурикова, в ту пору более всего известная двумя блистательными киноролями в фильмах Глеба Панфилова. Участие в ленкомовских спектаклях позволило ей расширить палитру своего дарования, найти себя во многих неожиданных, острых и глубоких ролях; театру же оно подарило самую яркую его звезду.
Музыкальная линия ленкомовских спектаклей продолжилась в рок-операх (в афишах они деликатно назывались «современными операми»: от слова «рок» цензуру коробило) «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты, чилийского разбойника, подло убитого в Калифорнии 25 июля 1853 года» (композитор Алексей Рыбников, поэт Павел Грушко) и «Юнона и Авось» (композитор Алексей Рыбников, поэт Андрей Вознесенский). Эти спектакли-события, яркие, романтические, ослепительно-оглушительные, захватывавшие темпом, энергией чувств и действия, странным сочетанием площадной свободы и искушенного эстетизма, многие годы собирали битковые аншлаги в Москве и на всех гастролях, в СССР и за рубежом. «Тиль» продержался в репертуаре театра 14 лет, «Юнона и Авось» перевалила уже за два десятилетия своей сценической жизни.
Впрочем, музыкальные спектакли - лишь одно из направлений поиска Марка Захарова. Ни одна из его постановок не повторяет прежнюю, всегда поражает новизной, свежестью, дарит чувство открытия. На сцене «Ленкома» нашлось место и русской классике («Иванов» и «Чайка» А.П.Чехова), и классике зарубежной («Безумный день, или Женитьба Фигаро» Бомарше), и классике советской («Оптимистическая трагедия» В.Вишневского), и героико-патриотической теме («В списках не значился» по Б.Васильеву), и современной драматургии («Жестокие игры» А.Арбузова, «Три девушки в голубом» Л.Петрушевской, «Школа для эмигрантов» Д.Липскерова), и драматургии публицистическо-политической («Диктатура совести» М.Шатрова). Любую из этих и иных постановок, к каким бы временам ни обращался театр, каких бы авторов ни ставил, пронизывает живой нерв современности. Все они о том, что волнует нас сегодня, сейчас.
На ленкомовской сцене Захаров собрал поразительное созвездие актеров, каждый из которых - явление, каждый достоин отдельного рассказа. Это гениальный и, увы, безвременно ушедший Евгений Леонов, бесконечно органичный и в роли русского интеллигента Иванова, и в роли битого жизнью, но никогда не терявшего веры в нее еврея Тевье; и Татьяна Пельтцер, также, увы, ушедшая, но до последнего дня своей замечательно долгой жизни сохранявшая юмор и молодой задор; и Леонид Броневой, и Армен Джигарханян, и Олег Янковский, и Александр Абдулов, и Елена Шанина, и Дмитрий Певцов, и Андрей Соколов. Труппа постоянно обновляется; рядом с заслуженными мастерами Владимиром Корецким, Любовью Матюшиной, Борисом Беккером, Татьяной Кравченко, Виктором Раковым, Александром Сириным и другими (всех не перечесть) в ней занимают достойное место и молодые, в том числе и носящие знакомые фамилии своих прославленных отцов, - Андрей Леонов, Александра Захарова, Мария Миронова, Александр Лазарев.
Спектакли Захарова всегда поражали своей кинематографичностью, никогда при этом не подражая впрямую приемам экрана. Родство его постановок кинематографу в предельной насыщенности пространства сцены, наполненности драматургического времени. На сцене - ни сантиметра неработающего пространства, в движении действия - ни секунды, потерянной впустую. Добиться такой точности, красоты и энергии сценического рисунка можно было только имея таких надежных союзников-единомышленников, как главный художник Олег Шейнцис и руководитель музыкального ансамбля театра Сергей Рудницкий.
Как главный режиссер своего театра, как художник ярко выраженных творческих пристрастий Захаров, естественно, ревниво относится к своим коллегам, желающим поработать на сцене его театра, с его актерской труппой. И все же исключения случались, притом выдающиеся. Именно в «Ленком» пришел Андрей Тарковский, чтобы осуществить давнюю свою мечту - поставить «Гамлета» с Солоницыным - Гамлетом, Тереховой - Гертрудой, Чуриковой - Офелией. Спустя десятилетие другой кинорежиссер того же могучего калибра - Глеб Панфилов поставил ту же трагедию с Янковским - Гамлетом, Збруевым - Клавдием, Чуриковой - Гертрудой, Абдуловым - Лаэртом, Захаровой - Офелией, предложив совершенно иное, остро современное прочтение, сразу же нашедшее горячий отклик в зрительном зале.
Как и в любом театре, погоду во многих вопросах жизни «Ленкома» делает его директор. Нынешний, Марк Варшавер (к Захарову пришел в 1979 году как главный администратор), навряд ли живет спокойно. Огромный коллектив, производственная махина вспомогательных цехов, сам характер спектаклей театра, требующий филигранной точности и слаженности всех звеньев, да еще и деликатная тонкость отношений со спонсорами и меценатами, паблик релейшн и всякие хитрости и тонкости, без которых не выжить театру в нынешние нелегкие времена - в общем, скучать не приходится.
Новые веяния в организации театрального дела не обошли стороной и «Ленком». Вновь возродилась забытая с дореволюционных времен антреприза, и одним из первых ее событий стал «...Sоrrу» («Ленком» совместно с Российским театральным агентством Давида Смелянского). Обаяние пьесы Александра Галина, ее живая современность, блистательный дуэт Чуриковой и Караченцова, мастерство режиссуры Глеба Панфилова - все это определило и успех спектакля во всех аудиториях, и его замечательно долгожительство. Он уже выдержал 400 представлений...

Ваше имя:


E-mail:


Вопрос:



Введите символы, изображенные на картинке (*):




От кого: Семенякин Владимир
Вопрос: Здравствуйте! Меня зовут Семенякин Владимир. Я очень люблю фильмы Марка Анатольевича. Он - один из моих самых любимых режиссёров. Этот удивительный, лёгкий, летучий я бы сказал даже стиль!.. Горло сжимает спазм, а на губах остаётся грустная улыбка... Мне кажется (и, кстати, не только мне), что Марк Анатольевич сумел бы замечательно поставить некоторые произведения Аркадия и Бориса Стругацких. Например, есть у них пьеса «Без оружия». Она в чём-то она перекликается с пьесой Шварца «Убить дракона». Мне кажется, «Без оружия» написано под стиль Ленкома. Возможно даже, Стругацкие надеялись увидеть её на сцене именно этого театра. Как бы то ни было, я был бы очень рад увидеть наконец-то точную экранизацию или постановку по братьям Стругацким. Такую, чтобы посмотреть, и сказать себе – да, вот это то, что мне представлялось... Чтобы снова захотелось плакать и смеяться одновременно. Мне кажется, Марк Анатольевич Захаров - режиссёр, который действительно способен сделать хороший фильм по братьям Стругацким. Мечтаю об этом. С уважением. Владимир Семенякин
Всего просмотров: 5282, сегодня: 3
Перейти в каталог участников и организаций  |  Предыдущий участник  |  Следующий участник  |  Стать участником

Вернуться к поиску персон и компаний